Статьи:  Венецианские сны
Прочитано раз |
Оценить
(6 голоса)

ВЕНЕЦИАНСКИЕ СНЫ

 

Источник: Журнал "Главная ТЕМА"  №12 (46), декабрь 2011 г.


«Где, на каком они дереве,

Эти цветы – не знаю,

Но ароматом повеяло…»

Басё

 

 

«Моё путешествие по Италии этим летом естественным образом привело меня в город – призрак, город – мираж – Венецию. Я уже дома, в Москве, но память ежечасно, ежеминутно возвращает меня на эти средневековые улочки, соединённые бесчисленным количеством мостов, мостиков и мосточков. Где взгляд твой растворяется в воде каналов и, опуская глаза, ты видишь не своё отражение, а лики времени…»


Венеция. Город – сон. Ты попадаешь туда и понимаешь – этого просто не может быть: город, как великое искусство, рождённое водой. Город танцующих полов и кривых дверей (чтобы дать возможность «танцевать» полам) – такова её участь, Венеции, выстроенной на сваях. Где переулки – для слуг, а двери парадных входов открываются прямо в воду. «Acqua alta» - «Высокая вода» - как называют сами венецианцы морские приливы, невозмутимо отражает каменные шедевры, растворяя в себе бессмертие творивших в Венеции гениев.


Уникальный город, полностью стоящий на воде, построенный на ста островах, поддерживаемый миллионами свай и связанный четырьмя сотнями мостов. Здесь нет машин, велосипедов, даже бегущих на роликах. Редкие мощёные улицы – калли – столь узки, что на них порой сложно разминуться и двоим. Путешествовать по этому «музею на воде» можно или пешком, или на речном трамвайчике – вапоретто, или в гондоле. Неслышный взмах весла гондольера незаметно уносит вас от звенящего шума туристической толпы на площади Сан Марко по летейским водам Венеции в её прошлое. Лета – река времени…


Венеция – столкновение миров – ушедшего и современного. Времена здесь проплывают, как сон, сливаясь и взаимопроникая друг в друга. Всё началось ещё в эпоху Древнего Рима – спасаясь от бесконечных захватов люди бежали на острова. Средневековье для венецианцев ознаменовалось сильным влиянием Византии, из-под которого, однако, им удалось выйти, сделав, к тому же, Византию своей соперницей. 828 –й год. Из Александрии Египетской переносят мощи Евангелиста Марка. И венецианцы, поклоняясь этой святыне, возводят один из красивейших и необычнейших храмов мира – базилику Сан Марко. В этом творении человеческая мысль проявила себя столь же безумно, сколь и высокодуховно. Сумасшествие эклектики стилей одновременно поражает чистотой и гармонией! Венецианцы «собрали» всё самое лучшее из разных эпох и стран. Золото Византии вплетается в романские аркады, мусульманские купола вступают в нежный диалог с готическими «щипцами». Но и это ещё не всё. Войти в этот храм – это войти в вечность. На полу, на стенах и куполах – самая подробная «Библия» мира! Вся история христианства, выложенная золотофонными мозаиками. И ты будто видишь, как Всевышний «водил за руку» создателей этого

великолепия…

«Невеста морей», «царица Адриатики», Венеция, находясь на перекрёстке торговых путей, в 15-16 веках достигает зенита могущества. Этот же период для неё становится моментом торжества всех искусств: Карпаччо, Джорджоне, Тинторетто, Веронезе, Тициан, Да Понте, Вероккио. Венеция «дышит» их гением.


Венеция – город храмов. На семи квадратных километрах – 155 церквей! В бытность свою город делился на приходы, где церковь была средоточием жизненного пространства. На кампо – площади перед церковью – располагали свои мини – владения все самые «нужные» люди: лекарь, сапожник, ростовщик, булочник. Там же находился  колодец для сбора дождевой воды – цистерна. Иными словами, церковь становилась городом в городе. Можно было прожить всю жизнь в одном приходе, так и не узнав, что происходит на соседних улицах. Одна из самых старых церквей Венеции – Санти Джованни э Паоло. В Венецианской архитектуре ветви времени переплетены слишком явно. Будучи начата ещё в 1246 году, эта огромная готическая церковь выплёскивается в мир дольний очаровательным порталом в силе «ренессанс». Храм буквально «пронизан» гением Возрождения: стен его касалась кисть самого Беллини и Веронезе. А снаружи, на площади, рядом с церковью – абсолютно «земное», но оттого не менее гениальное творение – «Конный памятник кондотьеру Бартоломео Коллеони» неповторимого Андреа Вероккио.


Невероятное количество шедевров на единицу площади… Ты просто не веришь своим глазам, снова и снова тебе кажется, что это сон. Так же, как во сне, ты петляешь по этим улочкам и мостам, тщетно пытаясь запомнить пройденный путь, даже с картой в руках. Дело в том, что у этого города нет точного плана, настолько хаотична его застройка. Оттого Венеция в каждый свой миг неожиданна. Ты можешь встретиться с веком 16- ым, случайно попав в закрытый дворик застройки того времени. А через несколько минут перенестись на два столетия позже, в немом изумлении глядя на особняк, где 10 лет прожил великий везунчик всех времен и народов, человек, умевший всегда оказываться в нужное время в нужном месте – Казанова. Именно здесь он давал свои знаменитые сеансы Каббалы.


И всё же, улицы Венеции – это её каналы. И главная среди них, по праву считающаяся самой красивой улицей мира – Большой канал, с переброшенным через него знаменитым мостом Риальто – шедевром архитектора Антонио да Понте, выигравшим конкурс на строительство этого моста у самого Микеланджело… Стоя на венецианских мостах, неспешно блуждая взором, ты каким-то непостижимым образом начинаешь ощущать палитру этого города. Она неброская, близкая к природным краскам с их очарованием естественной блеклости. Однако, цвета локальны и не смешиваются между собой. отражаясь в воде каналов, всё это многообразие красок дышит небом островного юга. Это – один из снов Венеции – Венецианская палитра.


Но пора возвращаться к причалу, на площадь св. Марка, прощание, последние часы в этом городе. Акустически – Венеций несколько. Тишь каналов, шум туристической толпы, джаз-бенд на Пьяцце Сан Марко. Здесь же – знаменитая «Часовая башня», где два её «мавра» - аллегория быстротечности времени – бьют в колокол в положенный час. и удару старика – мавра всегда вторит удар молодого…


Великие, среди которых были Стравинский, Дягилев, Бродский, называли Венецию «городом любви и смерти», мечтая здесь умереть. Однажды этому славному и сильному городу действительно явился призрак смерти – средневековая эпидемия чумы. Оттого теперь гондолы в Венеции чёрные. Именно тогда из роскошных и многоцветных, они были перекрашены в чёрный, став катафалками для перевозки умерших. Но это не лишило гондолу тянущегося за ней из глубины веков шлейфа романтизма, придав ему лишь еле уловимый трагический оттенок. Этот оттенок чего-то зыбко – трагичного, ускользающего, что хочешь и не можешь ухватить хотя бы взглядом, чтобы навсегда оставить в памяти, лежит на этом городе. Венеция словно снимала с себя одну за другой свои многочисленные маски и представала во всей обнажённой естественности своей нежной и ранимой души...


Ты садишься в катер, с необъяснимой болью и тоской оставляя этот нереальный, почти несуществующий город. И, Венеция, тая, засыпает, сама превращаясь в никем ещё до конца не рассказанный сон.

 


Ирина Седова 

 Искусствовед.


Templates Joomla 1.5