Статьи:  Провинция. Точка отсчёта
Прочитано раз |
Оценить
(3 голоса)

Провинция. Точка отсчёта

 


Источник: Журнал «Главная ТЕМА» №14 (48), август 2012г.

 


Способную девочку Лену Павловскую, впрочем, как и любого подающего  надежды ребёнка, с шести лет родители отдали обучаться музыке и иностранному языку. С тех пор учение стало мыслиться ею как способ существования. Поэтому когда педагог по рисованию в школе сказал своей юной ученице, что та могла бы учиться в художественной школе, Лена дала себе слово: «Ни за что не скажу об этом родителям, а то они меня туда быстренько засунут». Что, в общем-то, вскоре и случилось, т.к. ребёнок не выдержал, взял да и похвастался похвалой учителя рисования. Так начался «роман с живописью», который продолжается у Елены Павловской, одного из ярких живописцев реалистического направления, до сих пор.

Елена Павловская: «Я считаю, что рисовать начала поздно, с 12-ти лет. Когда я пришла в художественную школу, меня настолько заворожил предмет «живопись», что я буквально бежала туда, садилась за мольберт и забывала всё. Я влюбилась в живопись, это было для меня абсолютно естественно – как дышать».

Есть в жизни вещи очевидные, из тех, что формируют человека – школа, ВУЗ. А есть неочевидные, но, порой, более значимые. Из этого ряда – общение с теми, кто становится не просто учителем, а путеводной звездой. Таким человеком в детстве для Елены стала сестра её бабушки Рина Григорьевна Бадова – скульптор, автор портрета Марины Цветаевой, что находится сегодня в музее М.И.Цветаевой в Москве. Впоследствии жизнь одарила Елену встречами с  талантливыми живописцами нашего времени А.А.Унковским, М.Г.Абакумовым, В.С.Куколем, Д.А.Воронцовым. Все они учили, прежде всего, отношению к искусству, как высокому предназначению.  А ещё своим творчеством они «пели» нескончаемый гимн родине, и в этом не было высокопарности, а была естественность и любовь.

Е.П. «Я видела, как они преданы искусству, их отношение к живописи. Соприкосновение с личностью – столь же важно, как и непосредственное преподавание».

Все эти основополагающие линии жизни и творчества сложились в свой собственный путь, которым шла художник Елена Павловская. Так, ещё со студенческих лет, вошла в её жизнь, в её сознание русская провинция. С ней связано у Елены острое переживание родины. Провинция, как предчувствие, случилась в её судьбе во время поездки по русскому Северу. Это были первые ощущения чего-то инакового, непривычно – обособленного от столичной среды обитания. Окончательный же перелом произошёл некоторое время спустя в Пскове и Торжке.

Е.П. «Именно там я поняла, что городская провинция – это моя тема – с людьми, с тем, что происходит на улицах, с жанровыми сценами. Я испытывала такую радость, что сюжеты будто сами ложились на холст».

Переживание провинции, как своеобычного мировосприятия, обогатило в художнице Елене Павловской устоявшиеся представления о человеке  и о человеческом бытии. Антропогенность, т.е. соразмерность человеку во всём – это то мироощущение, которое может дать русская провинция в полной мере. Там нет огромных расстояний мегаполиса, там отсутствует суета, принадлежность безликой толпе. Этим же чувством сопричастности и душевной близости полны работы Е.Павловской. В них всегда есть место человеку, с его простым, обычно – необычным, немодным, но важным,  в своём  повседневном проживании, существовании провинциала. Провинциальный город – это весомость перетекания исторической перспективы в сегодняшний день. Каждый небольшой город имел большое значение в жизни государства, и какая-то поколенческая память тянет эту нить неустанно. Там - корни, а восприятие художника – камертон, способный уловить главное: потребность человека чувствовать теплоту земли, своей истории, другого человека. Этого лишён мегаполис, этим дарит провинция.

Е.П. «В провинции люди гораздо ближе друг к другу. Там ты не одинок. Ездила я в Каргополь. Вставала в пять утра, шла на этюды. Стою однажды, пишу, и вдруг слышу женский голос, окающий такой: «Девчоночка-а-а! Ты поди ж есть-то хочешь! Я всё хожу, да ты стоишь. Смотрю – стоишь, всё рисуешь. Хорошо рисуешь. Да сколько можно-то? Иди, молока дам».

Эти удивительные провинциальные персонажи прописали в жизни Лены какую-то свою, не похожую ни на что историю. История эта тянется через Псков, Рыбинск, Переславль – Залесский, Коломну, Сергиев Посад, Вологодчину. Каждый город являл художнице своё откровение. Одно из самых ошеломляющих – ярмарки на Вологодчине. Скромность деревенского быта и праздничный наряд ярмарки, как явленного искреннего счастья для живущего в далёкой провинции человека - эта противоречивость человеческого существования поражала. Так родились абсолютно уникальные работы Елены из ярмарочного цикла.

Е.П. «Мне хотелось найти ход, решение в своих работах, чтобы было ощущение праздника.  И у меня родилась идея – показать сложность, необузданность русского характера, отчасти обусловленного жизнью в этих не подвластных глазу просторах и непростых природных условиях и его душевность через русскую ярмарку с деревянными игрушками из Климовска, тряпичными куклами с Севера, лоскутными одеялами с Вологодчины».

Её «ярмарки» - это состояния. И дело тут не в конкретных изображённых предметах, и не в их разнообразии и обилии. Это собирательный, плещущий красками живописный образ духовной мощи русского народа. Оттого всё это ремесленное великолепие – на фоне ревущего неба с его необъятностью и стихийностью.

Е.П. «Путешествуя по русской провинции, я поняла, что нельзя видеть только скудость их быта. Хотя провинциальная жизнь по-своему трудна, но люди, живущие там, так же радуются всему хорошему, хотят влюбляться, рожать детей.  Для меня их чувства и мысли стали  важными».

Но это лишь один из немногих срезов душевного и духовного восприятия провинции для Е.Павловской.  Эту жизнь, которая стала её художественной жизнью, она видит словно со стороны. И каждая часть этого существования внутри, и в то же время, вне такой до боли родной провинции, для Лены на вес золота. В её живописных воспоминаниях есть купеческие дома, древнерусские храмы, трагедия судеб погорельцев, простой деревенский быт, торговые провинциальные площади.

Е.П. «Наша история -  это наши храмы, вера, история развития городов и сословий. Когда я первый раз увидела архитектуру Коломны – я обомлела, когда познакомилась с историей этого города - влюбилась в него. Теперь периодически езжу туда на этюды. Очаровал город Тутаев – бывший Романов – Борисоглебск, здесь Кустодиев писал свои «гуляния на Волге». Старый Рыбинск – очень красивый город на Волге, известный в прошлом, как город бурлаков.  Здесь сохранились доходные дома, где каждый этаж покрашен в свой цвет. Да что говорить. Я всё это чувствую, переживаю, когда беру кисть. Русская провинция для меня – нечто абсолютно родное, близкое, изначальное».

Осознавая и опознавая в себе творчество как призвание, Елена Павловская всегда ощущала потребность в некой точке отсчёта. Через кажущуюся обыденность провинциальной жизни, она познавала сакральность смыслов обоснования человеческого бытия. Для неё уже ни как для художника, ни как для человека нет пустозвучий. Она во всём видит смысл и в своих работах всё наполняет смыслом. Этим редким качеством обладают редкие художники. Те, кто сумел найти свою точку отсчёта…

Беседовала искусствовед Ирина Седова.

Templates Joomla 1.5