Арт-проекты:  "ВЕНОК ПИРОСМАНИ" В КЛИНУ
Прочитано раз |
Оценить
(4 голоса)

ПРОЕКТ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ   "ВЕНОК ПИРОСМАНИ".


ВЗГЛЯД НА ТВОРЧЕСТВО


НИКО ПИРОСМАНИ ИЗ  ХХI ВЕКА.

 

 

"ВЕНОК ПИРОСМАНИ" В КЛИНУ

9 ноября в выставочном зале им. Ю.В.Карапаева в Клину состоялось открытие выставки, посвящённой 150-летию со дня рождения выдающегося художника Серебряного века  Николая Аслановича Пиросманашвили.

ОТКРЫТИЕ

08

«Венок Пиросмани».

Живопись, графика, скульптура московских художников XXI века.

 

Выставочный проект Российской Академии художеств «Венок Пиросмани» посвящен жизни и творчеству яркого, самобытного грузинского художника Николая Аслановича Пиросманашвили(1862-1918) и приурочен к 150-летию со дня его рождения. Кураторы - вице-президент по регионам России Российской Академии художеств Андрей Леонидович Бобыкин и действительный член Российской Академии художеств Павел Архипович Арзуманидис. Проект стартовал в марте 2011года в Москве, где состоялся круглый стол с участием членов президиума РАХ и продолжил свой путь по Российским городам: Рязань, Коломна, Егорьевск и вот теперь – Клин.

 

 

 

Нико Пиросмани не просто обозначил время своим присутствием в художественной жизни конца 19-го – начала 20-го столетий. Он, сам того не осознавая, стал выразителем самых передовых идей в искусстве. Уставшие от «засушенности» академизма, художники на стыке веков искали «новое дыхание» и нашли. Оно было буквально разлито там, куда давно не ступала нога профессионала – в народном искусстве. Так родился «Неопримитивизм» - т.н. наивное искусство, к которому, теперь уже сознательно, шли представители профессионального художественного сообщества. Пиросмани– мальчик из грузинского села, проживший до конца своих дней в бедности и не получивший профессионального художественного образования, каким-то внутренним чутьём, данным свыше, стилистически и образно смог ощутить своё время.  Эта контекстность эпохе плюс ярчайший талант живописца  - те черты, которые стали Стилем, оказавшим влияние на всё последующее искусство. Можно сказать, что Пиросмани стал необходим в тот момент миру искусства, как воздух. Грузинский художник был «открыт» в 1912 году братьями Зданевичами, приехавшими на родину в Тифлис, дабы найти то, что могло бы обогатить художественную культуру.

Как пишет искусствовед Э.Д.Кузнецов: «…его искали, ещё не подозревая о его существовании…»

Отбирая работы на выставку, организаторы ставили две задачи: найти художников, пишущих в стиле, близком «наивному» стилю Пиросмани и

тех, кто своим творчеством мог рассказать о родине художника и о том, что его когда-то волновало. Это позволило создать многоплановую, многоуровневую экспозицию, насыщенную по тематике и дающую представление об эпохе. Несколько работ З.Церетели из цикла «Тифлис времён Пиросмани» погружают в атмосферу жизни грузинского села. Стилизация пространства, условно-декоративные приёмы письма использованы, чтобы показать незамысловатую, но очень яркую характерность национального быта. Дополняют «ощущение присутствия» образы В.Окиташвили из цикла «Старый Тбилиси». Колористически богатая, «просторная» живопись И.Морозовой («Крепость Харцвиси»), Р.Исаковой («Грузинская деревня»), В.Христанова («Древнее село в Грузии») под стать живописи самОй грузинской природы. И мы уже словно идём теми же дорогами, которыми ходил Пиросмани и в жизни, и в искусстве.

Некая условность художественной манеры изображения окружающего мира, людей, событий, в которой выполнена бОльшая часть работ, создаёт концентрированный момент символичности происходящего. Впечатление усиливается тем, что художники работают в пространстве чёрного – это тот цвет фона, который стал основным для Пиросмани. Дело в том, что он писал не на холстах, а на специальных чёрных грунтованных клеёнках, что, кстати, и позволило сохранить почти в первозданном виде его живопись до наших дней. Такой фон даёт возможность объединять контрастные тона. Неординарно, с элементами праздничной декоративности пишет тему родины В.Букия в работе «Праздник моего города» - ярко выраженное мощное мужское начало в образе джигита на коне, окружённого орнаментом из цветов и фруктов – свидетельством изобилия.  Мир детства, так тонко и пронзительно сотканный в творчестве Пиросмани, будто вновь оживает в картине М.Багларидиса «Колыбель». Мужская рука – как обещанная поддержка входящему в жизнь, изобилие, окружающее родившегося – символ его безбедной жизни. Близки Пиросмани по пластической и колористической манере работы И.Хабибовой из цикла «Вера, надежда, любовь». Цветовое решение здесь сдержанно и благородно. Небогатая, по числу цветов палитра, позволяет сосредоточиться на смысле изображаемого. Сам Пиросмани в одной работе, как правило, не использовал больше четырёх цветов, создавая при этом очень реалистичные, но в то же время философски многозначные образы того жизненного пространства, в котором он себя ощущал, как художник. Тот же ракурс цветового осмысления раскрывается в цикле В.Букия – «Натюрморт», «Ушедший в вечность», «Тишина». Здесь же – и реминисценции Пиросманиевской образности – его «знаменитый» олень, к изображению которого он возвращался неоднократно и натюрморт – можно сказать, тема всей его жизни. Его скудный заработок – это были вывески для трактиров и духанов.

И тем не менее, всё, что зарабатывал Пиросмани, он тратил на свою живопись. Он покупал хорошие краски, не допуская профанации в чём-либо. Это психология настоящего художника-профессионала. Нико очень точно и по-своему видел цвет, воспринимая его как сущность предмета. Т.е., как то неотъемлемое качество, которое не может быть подвержено каким-либо внешним влияниям – ни падающему свету, ни оптическим иллюзиям, ни субъективности восприятия. То же отношение к цвету, как самодостаточной единице, демонстрирует В.Аджинджал – его пейзажи и натюрморты, решённые в абстрактной манере, выдвигают на первый план игру цветовых пятен в их пространственных взаимоотношениях.

Вообще, натюрморт стал одной из преобладающих тем на выставке. И здесь каждый художник органичен и теме и сам себе – отсюда разнообразие «высказываний на тему». А.Боско в диптихе «Фрукты» намеренно совмещает плоскостный, брызжущий красками, декоративный фон и объём изображаемых фруктов, достигая впечатления изобилия. С.Нечитайло в работе «Натюрморт с луком» более сдержан в цвете, однако изысканность и многообразие оттенков позволяют точно передавать ощущение «осязательной вещественности» и фактуры предметов.

Безусловно, образ Пиросмани притягивает художников не просто как явление в искусстве, но и как личность, как человек, чья жизнь была озарена этим пламенем данного свыше дара и сгоревшего в этом пламени. Живописные представления об этом – в портретах Пиросмани Д.Заимова, В.Артыкова, А.Коровкина,  Т.Дидишвили, В.Попова, В.Гобозова, Л.Варламова, в горельефе И.Милашевич. И как обобщение, равнозначное жизни художника вообще – работа Н.Никогосяна «Мим с мячом». Имеющий отдалённое внешнее сходство с самим Пиросмани, этот мим- как символ вечной внутренней грусти истинного Творца, призванного нести свет своего искусства другим.

 

Ирина Седова, Искусствовед.

Экспозиция

 

Выставочный проект «Венок Пиросмани. Взгляд на творчество Нико Пиросмани из ХХI века»  организован под эгидой Российской академии художеств, при поддержке Международной ассоциации «Союз дизайнеров», Союза художников России, Московского дома национальностей, Творческого союза художников России, Русско-греческого творческого союза художников. Организаторы проекта выражают особую благодарность за содействие в организации заслуженному художнику РФ Юрию Злоте.

Templates Joomla 1.5