Арт-проекты:  Защита дипломов в МГАХИ им. Сурикова. Кафедра скульптуры, 06.06.2013
Прочитано раз
Оценить
(2 голоса)

6 июня в МГАХИ им.Сурикова состоялась защита дипломов студентов кафедры скульптуры. Мастерская профессора А.И. Рукавишникова, доцента А.В. Балашова. Старший преподаватель Г.Ж. Долмогомбетов.


Рецензенты:
Рожин Александр Иванович — действительный член РАХ, член Президиума РАХ, проректор по научной работе МГАХИ им. В.И. Сурикова, искусствовед;
Седова Ирина Николаевна — искусствовед, научный сотрудник Государственной Третьяковской галереи, музей-мастерская скульптора А.С. Голубкиной.



РАБОТЫ СТУДЕНТОВ


РЕЦЕНЗИИ ИСКУССТВОВЕДА ИРИНЫ СЕДОВОЙ



Отзыв на дипломную работу «Вечер» студентки МГАХИ им. Сурикова Калининой Станиславы

 

Скульптура «Вечер» С. Калининой — сон пожилой женщины, а скорее даже момент сиюминутного полузабытья, когда усталость достигает такой степени, что человек «отключается». Это внутреннее состояние автору удалось передать с помощью некоторых удачно найденных приёмов.

   

Скульптор укутывает практически всю фигуру женщины в платок, моделируя тем самым обтекаемую треугольную форму и создавая достаточно цельный объём. Платок словно стекает с её плеч, образуя всего несколько малозаметных складок, что даёт ощущение покоя, расслабленности всего тела, сна. Благодаря этому ничто не отвлекает внимания от смысловых центров композиции. Их два. Первый и главный визуальный акцент — блюдо со скатывающимся с него гранатом. Второй акцент – это лицо женщины, решённое на тонкой грани портретности и маски, что позволяет увести образ от конкретики и сделать смысловые обобщения. По сравнению с предыдущими вариантами, которые были более натуралистичны, этот обладает некоторой условностью трактовки лица, что, безусловно, положительно влияет на общий образный строй работы. Застылость лица-маски контрастирует с гранатом, готовым в следующую секунду упасть на пол, и тогда женщина очнётся от своего сна.

   

Передать некое сиюминутное состояние в пластике достаточно сложная задача. То, что автор сумел найти (почувствовать) эти тонкие, почти неуловимые моменты, благодаря которым и удалось создать ощущение сиюминутного сна — безусловно, удача студентки.




Отзыв на дипломную работу «Мономах» студента МГАХИ им. Сурикова Петрова Алексея

 

В работе А. Петрова «Мономах» прежде всего, необходимо отметить нетривиальное решение образа великого князя: полное отсутствие парадности. Идея скульптора заключается в том, чтобы показать несколько интимный момент из жизни князя, когда он наедине с самим собой. После победы над половцами Мономах склонился к водоёму и пьёт воду.

 

Его поза, в соответствии с задумкой автора, расслаблена и беззащитна. Мономах — просто человек. Однако о том, что это воин свидетельствуют не только изображённые доспехи, но и сильные, настоящие мужские руки, на которых скульптор делает акцент. Благодаря удачно найденной автором позе героя (левая рука отведена в сторону, открывая лицо и руку, из которой пьёт князь), этот акцент вполне «читаем». Он оправдан, т.к. в предложенном автором решении образа важен сам жест, который объясняет и идею, и композиционное решение. Этой визуальной доминанте способствует и то, что вся фигура задрапирована в плащ, тем самым не отвлекая внимания от главного.

 

Так как данная скульптура предназначена для кругового обзора, то нельзя не отметить деликатное решение вида сзади. Здесь внимание на себе аккумулируют щит на спине Мономаха и доспехи с расколовшимся посередине половецким щитом – символом победы Мономаха над половцами.

 

В целом работа достаточно убедительна, а композиционное решение соответствует идее автора.




Отзыв на дипломную работу «Маршал Будённый» студента МГАХИ им. Сурикова Лю Чан

 

Скульптура Лю Чан «Маршал Будённый» — это скорее не гимн маршалу-победителю, а странная тень из прошлого, больше напоминающая сон. Оттого в этой работе превалирует фантомная образность. Обломки рам парадных портретов — намёк на былую славу; словно отражающиеся в зеркале различные виды оружия — символы боевых побед; тень самого маршала, вырастающая до громадных размеров и следующая за ним. Наконец, множащиеся тени — рельефы коня. И надо всем этим, казалось бы, царит Будённый. В руках у него поводья, с помощью которых он по идее должен управлять всем этим скопищем странных образов. Но он не может выполнить роль «кукловода», потому что он сам — один из них, т.к. образ маршала решён на подобие куклы-истукана.

 

Анализируя работу Лю Чан «Маршал Будённый» хочется рассуждать скорее не о скульптурности в её классическом понимании (форма, объём и т.д.), а о так называемой «скульптурной графике». Здесь главная функция возложена на линию и плоскость.

 

Основная точка обзора — фронтальная. Сложносоставная композиция выглядит достаточно гармонично, благодаря удачному соотношению структурных линий — голова, шея, ноги коня с одной стороны и обломок рамы и две рельефных тени коня — с другой. Такое графическое композиционное решение позволяет выгодно подчеркнуть фигуру маршала, расположенную в точке схода. В то же время масса коня уравновешивается несколькими плоскостями — метафорами теней коня.

 

Необходимо отметить, как безусловно положительную сторону данной работы, что при столь непростом образном решении, которое влечёт за собой обилие скульптурных составляющих, композиция строго продумана (причём, с любой точки обзора) и при образном диссонансе, который здесь заложен в качестве основной идеи, соотношение скульптурных линий, выстраивающих композицию, не даёт ей развалиться, а, наоборот, создаёт ощущение целостности.




Отзыв на дипломную работу «Личное время» студентки МГАХИ им. Сурикова Камалетдиновой Асии

 

Скульптура А. Камалетдиновой «Личное время», созданная по впечатлениям от японских гравюр, скорее является «фантазией на тему», нежели точной передачей конкретной ситуации из жизни.

 

Утренний туалет женщины – это всегда «взгляд через замочную скважину». Оттого велика вероятность обнаружить какую-либо неловкость в движении, жесте. Однако изображённая девушка достаточно изящна в своём порыве, что оттеняется несколько тяжеловатыми драпировками сзади. Наверное, не стоит задумываться, что означает её жест, здесь важен абрис самого движения. К тому же, немаловажным представляется момент «отсутствия касания» (когда женская рука с палочками для причёски едва не коснулась пола), этот тонкий момент, пожалуй, как ничто другое, призван создать ощущение лёгкости, женственности.

 

Композиция тяготеет к центробежности, и если не завоеванию, то активному освоению пространства вокруг. Но сделано это достаточно мягко и убедительно. Мотивировка в данном случае — движение как метафора изящества и грации. Возможная внутренняя неосознанность движения девушки оправдана полуприкрытыми веками — некое состояние полусна-полуяви.

 

Графически решённая линия рук дана на контрасте с объёмом тела и драпировок, подчёркивая пластику самой фигуры. Графика рук рисует два разномасштабных треугольных пространства, создавая необходимый воздух и уравновешивая тяжесть драпировок.

 

Можно было бы, в качестве чисто субъективного взгляда, отметить некоторую перегруженность деталями: скрупулёзно вылепленные сандалии и сундук. Но это уже авторское видение задачи.




Отзыв на дипломную работу «Свинарник» студента МГАХИ им.Сурикова Алексеева Виталия

 

При взгляде на эту работу возникает мысль, что это «свинарник для двоих». Хотя изображенный рядом со свиньёй человек и имеет человеческий облик, по своему внутреннему состоянию он пребывает в «абсолютной гармонии» с находящимся рядом животным. Из последних сил он пытается что-то сделать со свиньёй, но в силу специфики своего состояния сам плохо понимает, что же ему от неё нужно.

 

Именно такие ассоциации вызывает данная сцена, которую возможно было бы назвать жанровой, если бы не её глубоко скрытый морализаторский подтекст: «так жить нельзя». Скульптор создал то, что создал, и без определённой доли юмора относиться к этой работе нельзя.

 

Скульптура, безусловно, предназначена для кругового обзора, т.к. с каждой точки в некоторой степени меняется восприятие характера сцены. Со спины это больше напоминает борьбу, если мы встанем со стороны свиньи, то возникает ощущение уснувшего рядом со свиньёй мужика. Такой достаточно странный «стереоскопический» образный эффект.

 

Чисто композиционно двухфигурная композиция состоялась как целое за счёт разнонаправленных диагоналей (нога мужика и голова свиньи), где точкой схода является опущенная голова мужика. Возникает желание «посмотреть ему в глаза». И вот тут забываешь обо всём, что видел до этого, т.к. лицо решено очень неожиданно и интересно — выражение жёсткое, брутальное, сродни портретам римских императоров. Но абсолютно «выпадающее» из общей трактовки персонажа — достаточно хилого деревенского «синяка». Скрыт ли тут какой-то подтекст — сложно сказать. Может быть, в этом деревенском пьянице именно в момент борьбы со свиньёй проснулось нечто мужское — звериное. В целом работу можно похвалить за смелость и юмор, что не часто встречается в скульптурных образах.

 


ЗАЩИТА





ПОСЛЕ ЗАЩИТЫ. МАСТЕРСКАЯ АЛЕКСАНДРА РУКАВИШНИКОВА НА ЗЕМЛЯНОМ ВАЛУ



Фотографии предоставлены скульптором А. Пановым, директором музея А.С. Голубкиной Т.В. Галиной.